1. ГДЕ ВЫ, «УМЕРЕННЫЕ»? (Злейшее Зло, ч. 1)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Сирийские
Сирийские "демократы"-головорезы

"Террористы «Исламского государства»
не могут быть уничтожены окончательно,
пока у власти в Сирии находится Башар Асад".
Заявление президента США Барака Обамы.


"Президент Франции господин Олланд высказал интересную идею…
объединить усилия правительственных войск, армии президента Асада
и так называемой Свободной сирийской армии.
Правда, мы пока не знаем, где она и кто её возглавляет…»
Владимир Путин, президент РФ

 

Башар Асад – человек. И, как любой из нас, грешных, далеко не ангел, а потому являет собой некоторое зло. Вполне возможно, но не факт, что несколько большее, чем условный подобный ему деятель его уровня, вынужденный действовать в схожих обстоятельствах. Однако зло относительное, но никак не абсолютное, не Вселенское. Не такое, каким Асада почти по-прежнему усердно малюет т.н. «Запад», цинизмом своих политиков и мощного хора влиятельных СМИ, усердно выполняющих команду «Фас!» Зло гораздо меньшее, чем несет в себе и наглядно демонстрирует всему миру, смачно, сейчас наслаждением плюя в его цивилизованное обличье, абсолютное большинство реальных значимых противников президента Сирии. Не тех, неизвестно что и кого представляющихся персон, которых пестуют западные политики, презентует СМИ, возят на конференции, тщатся представить выразителем, руководителями «движения сопротивления» «режиму Асада». Но тех, кто реально является его главарями, задает его тон, определяет как повседневный фон, так и практические результаты, а также следствия борьбы за власть и влияние в Сирии, достигшей крайней степени ожесточенности.

Умеренность – черта разумности. Золотой век почитания её носителей — мирное время. Или же фаза почти полного истощения сил и растущего понимания невозможности достичь всего желаемого без того, чтобы не потерять больше, чем оно того стоит. Умеренные деятели гражданские войны не начинают и быстро исчезают с политической сцены в тень в ходе их достаточно длительного продолжения. Это характерно для абсолютного большинства конфликтов, но вдвойне – для внутренних, для гражданских войн — самых больших из всех возможных трагедий любого народа, любой страны. Ибо в этом случае лишь поначалу кровь льется еще редко и каплями, вызывая при этом шок и ужас от происходящего. Но при затягивании вооруженного противостояния растущая злость от встреченного упорного сопротивления, груз накопленных взаимных обид, боли утрат и желаний мести переводят конфликт в фазу все большего ожесточения. Ибо кровь уже льется постоянно, рекой, в раскалённой атмосфере вихрей боли, ненависти и мести, напрочь заглушающих голос разума. Никто из сражающихся уже не слышит его, не обращает особого внимания на сотни и тысячи трупов и еще большее число раненых и калек, сожжённые дотла и разрушенные, сравненные с землей еще вчера цветущие города и села. Душа пылает одним желанием, а в воспаленной голове, затмевая всё, пульсирует лишь одна мысль — перебороть, победить, уничтожить, полностью испепелить врага, стереть его с лица земли!

В этих условиях умеренные не востребованы и гонимы, находятся в опале даже при устоявшемся жестко структурированном государственном устройстве в обществе с демократическим устройством или при авторитарной форме правления. А что уж говорить про структуры власти самодеятельные, возникающие явочно, снизу, буквально на ровном месте! В них носители разумного подхода, умеренные грубо, жестко, бесцеремонно и даже безжалостно сметаются на обочину политического процесса радикалами. И лишь в лучшем случае этим дело и ограничивается, в ином же случае умеренные пополняют собой список тысяч и тысяч жертв развязанной гражданской мясорубки...

Каково истинное т.н. «демократическое», «лучшее», чем у президента Сирии лицо его не виртуальных, но реальных противников мир, к сожалению, знает. По их зверствам по отношениям к противникам и последователям иной веры, по варварскому отношению к культурному наследию страны, принадлежавшему всему человечеству, к инакомыслию и инаковерию, по тому, что творилось и продолжает твориться в Ливии, Ираке и других странах ранее уже «демократизированных» США. Уже только по этой причине всей политически и морально здоровой части человечества необходимо поддерживать светский режим Асада, находящийся в существующей цивилизационной модели человечества и признающий ей основы.

Особенно после проведения руководством Сирии целого ряда кардинальных политических реформ.

7 апреля 2011 года предоставлено сирийское гражданства около 300 тысячам курдов провинции Хасеке, чего они добивались три десятилетия. 12 дней спустя было выполнено одно из главных требований оппозиционеров — отменен закон о чрезвычайном положении. Он действовал с 1963 года и позволял арестовывать подозреваемых без предъявления обвинений, а также объявлять вне закона политические партии. Также был упразднен Высший суд госбезопасности, рассматривавший дела оппозиционеров. 4 августа утверждён законопроект о политических партиях, фактически введший многопартийность. В стране может быть создана любая партия «в рамках конституции страны, на основе уважения законности, принципов демократии и сохранения единства Сирии». Запрещена лишь деятельность партий, основанных на религиозных или племенных признаках, профессиональной принадлежности, а также ставящих своей целью расовую или половую дискриминацию. 28 августа принят закон о СМИ, который возбраняет правительству проверять местные и иностранные издания и прекращает правительственный контроль над газетами и другими печатными изданиями.

26 февраля 2012 г. проведен референдум по проекту новой конституции. В корне отличная от прежней, она написана, основываясь на опыте, в том числе и европейских стран. В Основном законе, за который проголосовало 89,4 % принявших участие в голосовании, отсутствует указание о руководящей и направляющей роли партии Баас, правящей с 1963 года. Конституция устанавливает многопартийную систему, выборы президента всенародным голосованием, лимит в два президентских срока. 7 мая 2012 г. в Сирии впервые за полвека состоялись парламентские выборы на многопартийной основе, в которых приняли участие 51,26 % от общего числа граждан Сирии, имеющих право голоса.

3 июня 2014 года в присутствии наблюдателей из более чем 30 стран прошли выборы главы государства на конкурентной основе. Конкуренцию действующему президенту Сирии Башару Асаду, получившему 88,7 % голосов избирателей, составили еще два кандидата (первоначально выставили свои кандидатуры 24 кандидата): Хассан ан-Нури (Национальная инициатива за реформы и изменения) и представитель известной в стране суннитской мусульманской семьи, депутат парламента, секретарь оппозиционной Партии народной воли Махер Хаджар.

По сути, за годы конфликта законная власть Сирии изменила структуру политической жизни страны кардинальным образом, сделала в сторону ее демократизации семимильные шаги. Какие еще подобные меры необходимо предпринять, чем еще «угодить» зарубежным спонсорам разношерстной сирийской оппозиции, чтобы они перестали усиленно кормить её деньгами и оружием? Раздувать пламя гражданской войны, её ожесточенность и непримиримость? Изменили, наконец, своё непримиримое отношение к законной главе государства Сирия?

(Продолжение «Злейшее ЗЛО, ч.2  «Друзья Сирии» следует)

© 2015, Геннадий Благодарный. Все права защищены.

Добавить комментарий

Запрещается использование нецензурных и хамских выражений, использование комментариев для рекламных целей.


Защитный код
Обновить

>