Право на жилище — каждый ли россиянин имеет его? Реально...

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Выброс арендаторов на улицу

Оторопелость от успеха

Убедительная победа «Единой России» на недавних выборах в Госдуму весьма удивила даже победителей. И удивляться есть чему. Финансово-экономическая ситуация в стране, основную ответственность за которую несет правящая политическая сила, — сложная, материальное положение простых россиян за последнее время только ухудшилось. И дело тут не только во внешних факторах: разрыве экономических связей с Украиной, санкциях и обвале рынка углеводородов. Хватает и застарелых внутренних причин.

Крайне неразумно и вредно во всём винить исключительно власть. Тем не менее, очевидно, что государственная машина России не являет собой спроектированный по последним требованиям полностью снаряженный, хорошо обслуживаемый и смазанный (технически) механизм. Такой механизм, который умело маневрирует в постоянно меняющейся обстановке, чутко и своевременно реагирует на современные тенденции, беспрестанный шквал новаций и стремительно летит по рельсам прогресса, догоняя и обгоняя не дремлющих конкурентов.

Оставляет желать много лучшего и кадровое наполнение государственного аппарата. Отдельные представители власти, несомненно, заслуживают глубокого уважения и пользуются им во всём мире. Однако этого не скажешь про «среднее по государству» лицо российского чиновника — усредненное по уровню компетенции, тщанию и определяемому моральными качествами истинному видению основной цели деятельности на своей должности. Данное лицо, как всем известно, весьма далеко от идеала. Да и до среднего, хорошего уровня вряд ли дотягивает.

На эти беды накладывается несовершенство правовой базы. Разумеется, советская власть со своим фанатичным «разрушим всё до основания, а потом…» оставила современной России тяжкое наследство. Срочно пришлось переделывать существующие правовые нормы под новые реалии, возвращать целые пласты утраченной юриспруденции, вводить новое. Многое уже сделано, но работы впереди — непочатый край.

В частности, столь несоразмерно большое превосходство «Единой России» над своими политическими оппонентами обусловлено тем, что немалая часть протестного электората фактически была лишена возможности осуществить своё важнейшее конституционное право – право голоса. Причем это нарушение стало следствием нарушения другого еще более важного для россиян конституционного права — их права на жилище. Не секрет, что миллионы россиян не могли или не рисковали идти голосовать в виду проживания в другой местности и отсутствия законной регистрации по месту фактического пребывания.

По этому поводу сразу подчеркнем, что право голоса для рядового обывателя в большей степени почетно, нежели остро необходима. Используется оно раз в пару лет и исключительно по желанию (по крайней мере, пока). Другое дело право на жилище. Фактическая реализация его остро необходимо любому россиянину буквально каждый день и каждую ночь. Между тем положение дел с реализацией этого права более чем серьезное и для государства, претендующего на нечто большее, чем принадлежность к «Третьему миру» совершенно непозволительное.

 

С больной головы на здоровую

 «У нас есть исторический шанс впервые за много десятилетий создать реальные условия для решения жилищной проблемы в России».

17 мая 2016 года, то есть незадолго до выборов в Госдуму Президент России Владимир Путин таким образом охарактеризовал ситуацию в сфере жилья, а, точнее, некую представляющуюся ему её перспективу.

Что тут сказать? Спору нет, такой шанс имеется. Однако был он и многажды раньше. Еще в 1961 году первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев торжественно заявлял, что к 1980 году мы будем жить при коммунизме по принципу «От каждого по его способностям, каждому — по его потребностям». В 1986 году будущий президент СССР Михаил Горбачев обещал, что к 2000 году каждая советская семья будет жить в отдельной квартире или доме, была принята Государственная программа СССР «Жилье-2000». В 1995 году президент России Борис Ельцин клялся снизить стоимость квадратного метра до размеров двухмесячного минимального прожиточного минимума. В 2005 году стартовал нацпроект «Доступное и комфортное жилье — гражданам России».

Дай бог, чтобы новую инициативу не постигла судьба прежних планов, тем более что даже создание реальных условий – дело нелёгкое. Практическое же решение жилищной проблемы в России в самом лучшем случае займет годы и даже десятилетия. Между тем жилище для абсолютно всех россиян требуется уже сейчас. Поэтому решение жилищной проблемы необходимо начать, отталкиваясь от того объёма жилья, которое уже имеется: наведя здесь порядок и установив законность.

Жилье, сдаваемое в наём — сегмент существенный. В настоящее время количество россиян, для которых арендное жильё является фактическим, а то единственным местом проживания, исчисляется десятками миллионов. Это молодые (и не очень) семьи; граждане, по какой-либо причине не имеющие своей жилплощади; военные; активная часть населения, вынужденная трудоустраиваться вдали от мест постоянного проживания…

Первые две социальные группы формируются чаще всего по сугубо личным причинам, и в большинстве случаев прямой, а иногда и косвенной вины государства в их существовании нет, чего нельзя сказать об остальных. Решением квартирного вопроса военных власть худо-бедно, но занимается. Проблемы же последнего и наиболее многочисленного социального слоя нынешнюю правящую партию абсолютно не волнуют. Хотя именно власть виновна в шоковой деиндустриализации России, закрытии или жалком прозябании огромного количества отечественных промышленных и сельскохозяйственных предприятий. Особенно тяжелое положение с трудовой занятостью населения сложилась в небольших городах, сельских поселениях, в ряде моногородов. Не от хорошей жизни, но для того, чтобы прокормить себя и свои семьи, миллионы и миллионы россиян в поисках трудоустройства вынуждены подаваться в крупные города, превращаться в мобильную трудовую силу.

К объективным тяготам такого существования нынешняя власть добавляет искусственные. Ей мало того, что она практически ничего не делает как для скорейшего решения проблемы безработицы на малонаселенных просторах страны, так и для облегчения положения своих граждан, вынуждено работающих вдали от своего жилья. Для этих граждан российская власть создает дополнительные трудности, наказывает их за свои же недоработки, упущения и прегрешения.

 

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства… Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека… Каждый имеет право на жилище».

 

Так величаво и торжественно гласят статьи Конституции РФ[i]. Для очень многих россиян они звучат, как красивая сказка. Потому как нынешняя власть эти фундаментальные положения Основного закона Российской Федерации нередко не соблюдает. А в отношении последнего – права на жилище – систематически и злостно игнорирует.

Первая проблема, с которой сталкивается гражданин России, вынужденно покинувший или не имеющий своего жилья, это проживание. Общежитий, которые раньше были практически при каждом сколько-нибудь крупном предприятии, фактически не осталось, а хорошо развитый еще в царской России цивилизованный рынок т.н. «доходного жилья», в стране так и не появился. Остаётся одно – снятие жилья в частном секторе.

В результате десятки миллионов россиян попадают в сферу почти полного беззакония и собственного бесправия, и многие годы вынуждены существовать в условиях, не обеспечивающих «достойную жизнь и свободное развитие человека». Главная проблема даже не в материальных условиях — здесь каждый может выбирать по своим возможностям. Неразрешимая проблема в том, что россияне не могут выполнять функцию государства, делать то, что обязана осуществлять власть – блюсти законодательство, признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. Беда в том, что в России рынок съёмного жилья — это, по сути, последний реликт «лихих девяностых», времен беспредела вылупления «дикого» капитализма. Рынок на 9\10 дичайший, живущий по своим, собственным законам и правилам, основанным на принципе: хозяин – это всё, арендатор – это ничто. Где арендодатели частного жилья вытворяют всё, что им вздумается, массово, запросто и безнаказанно грубейшим образом нарушают права арендаторов, а власть упорно закрывает глаза на это и пальцем о палец не ударяет для защиты законных прав съемщиков жилья.

Тотальное и абсолютно всем прекрасно известное злостное нарушение арендодателей частного жилья – это отказ в регистрации арендаторов по месту их пребывания в снимаемом жилье. В результате у миллионов россиян такая регистрация «липовая», у других, не желающих кормить мошенников и потворствовать коррупции чиновников-взяточников, её нет вообще. Таких своих граждан власть ловит и штрафует. Но вправе ли оно сваливать с больной головы на здоровую?

Оставим в стороне специфичные категории: террористы; лица, находящиеся в розыске… Возьмём обыкновенных законопослушных россиян. Разве они против того, чтобы иметь настоящую законную регистрацию? Кто из них противится её получению? По своей ли вине они становятся правонарушителями? Так ли они хотят фактического выведения себя из юридического поля равноправия граждан?[ii] Ведь отсутствие регистрации – это не только вынужденная «партизанская» жизнь в своей же свободной демократической стране. Это и запрет на осуществлении целого ряда гражданско-правовых действий (например, открытия вклада, денежного перевода, приобретения сим-карты…), лишение ряда социальных льгот. Вплоть до права на бесплатное санаторно-курортное лечение пенсионеров,  официально зарегистрированных в Москве.

Не забудем и про право избирать своих представителей власти всех уровней, которого лишены миллионы россиян.

Так кто же виноват во всём этом? Не власть ли, которая не может обеспечить трудоустройство своих граждан в местах постоянного проживания? Не предпринимает должных мер для создания приемлемых условий для проживания там, где работа есть? Сквозь пальцы смотрит на невыполнение арендодателями частного жилья требований закона по обязательной регистрации арендаторов, как это делается в гостиницах, общежитиях? Не по вине ли арендодателей страдают платящие им россияне?

Почему же российское государство  упорно и бездумно преследует и наказывает не виновных, но жертвы?

 Охота полиции на незарегистрированных россиян

Территория вне закона

«Статья 25. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения»…

Статья 40. … Никто не может быть произвольно лишен жилища».

 

Это выдержки из Конституции для миллионов россиян-арендаторов частного жилья, звучат не просто, как сказка, а откровенно издевательски. Потому что, имея к ним самое прямое отношение в юридическом смысле, не имеют никакого реального применения. Несмотря на то, что понятие «жилище» подразумевает помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей, любой формы собственности, включая занимаемое по праву аренды.

В реальности на территории сдаваемого в аренду жилья частной формы собственности Конституция Российской Федерации не имеет никакой силы, никакого действия и не применяется. В России арендатор частного жилья имеет только одну «железную» обязанность – своевременно и в полном объеме авансом оплачивать арендную плату. И никаких прав. Его жилище прикосновенно. В любой момент россиянин может быть произвольно лишен жилища, выброшен с вещами на улицу. В прямом смысле этого слова.

Очень часто в письменном виде договора аренды не заключаются. Хозяева не желают. Припёртые обстоятельствами к стенке соискатели жилья вынуждены договариваться устно, верить хозяевам на слово. Впрочем, в настоящее время в стране весьма условна практическая ценность даже договоров, оформленных письменно. Арендодатели в нарушение условий договора могут в любой момент в досрочном порядке потребовать освободить снимаемую жилплощадь. И противиться этому, настаивать на выполнении условий договора, не лишения их жилища жильцы, как правило, не могут. Риелторские конторы в таких случаях привычно и спокойно «умывают руки». Отделы МВД, сотрудники которого с такой прытью охотятся за лицами, не имеющими регистрации по месту пребывания, в подобные конфликты предпочитают не вмешиваться или же априори занимают в них сторону собственников жилья.

Таким образом, не только в глазах арендодателей, но и с точки зрения исполнительной власти арендаторы жилья имеют статус «недограждан», людей «второго сорта». И очень многие россияне, живущие в арендном жилье за большие и даже огромные, по меркам их дохода деньги, но «на птичьих правах», под дамокловым мечом возможной внезапной необходимости «срочно освободить помещение», таковыми себя и ощущают. Причин же, по которым российский арендатор «может быть произвольно лишен жилища» самые разные. Относительно объективные: образование семьи у детей хозяев жилья, рождение ребенка, развод…. Субъективные: у хозяев внезапно поменялись планы, им чем-то не глянулись жильцы… Криминальные. В России, в отличие от принятого в мире, комиссионные риелторам платят только арендаторы. А выгодоприобретатели, арендодатели ничего не платят. Поэтому от одностороннего досрочного расторжения договора, выселения жильцов хозяева жилья ничего не теряют, а в случае определенной договорённости с риелторами, могут даже иметь свою долю комиссионных за каждого нового арендатора.

Любой переезд – крайне хлопотное дело. Как говорится, «два раза переехать — всё равно, что один раз сгореть». Переезд же по принуждению, в нарушении договоренности, в авральном режиме – это не только стресс, но зачастую и настоящая драма. Особенно тогда, когда съезжать человеку некуда…

Достоверной статистики количества случаев произвольного лишения россиян жилища не имеется и быть не может, потому, как государством она не ведётся. Однако основываясь на знании дела, не приходится сомневаться в повсеместности и массовости подобных грубейших нарушениях Конституции. При этом далеко не все такие случаи, число которых измеряется многими и многими тысячами ежегодно, вызывается лишь моральным насилием – безапелляционным требованием хозяев досрочно освободить помещение. Не так уж редки и совершенно дикие для «правового» государства[iii] откровенно криминальные случаи произвольного лишения россиян жилища.

Конкретный вопиющий, но вполне обыденный для России пример. Гражданка N, получив за проживание месячный аванс (как и её риелтор – свои комиссионные), по одной лишь ей ведомой причине уже через несколько дней решила освободить сданную ею комнату. И уверенно, явно идя по проторенной дорожке, предупредила арендатора, что если он не освободит добровольно, то ей будет достаточно сделать звонок «двум знакомым», которые тут же выбросят его с вещами насильно. Что вскоре и произошло со взломом входной двери и недвусмысленными угрозами физической расправы в случае отказа немедленно убраться с вещами. Оказавшийся на улице арендатор прямо с вещами явился в полицию и сделал заявление о произошедшем (талон-уведомление № 969 выданный 2 ОП МУ МВД России «Имярекское»).

Даже поверхностное знакомство с законодательством позволяет усмотреть в произошедшем признаки совершения ряда грубых нарушений действующего законодательства,[iv] подпадающих под ответственность под статьи Уголовного Кодекса: односторонний отказ от исполнения обязательства, предварительный сговор, нарушение неприкосновенности жилища, самоуправство, насильственное выселение из занимаемого жилища.[v] Однако опытный взгляд и мышление российского уже не милиционера, но полицейского имеет прежние свойства небеспристрастности: выискивать не имеющее отношение к делу, в упор не замечать очевидного и трактовать факты вопреки всякой логике и здравому смыслу. Только бы не портить статистику, не утруждать себя «лишней» работой или не сдать своих людей.

Именно в таком духе прошла проверка. И.о. дознавателя, он же участковый убедился, что описанные в заявление события имели место. Но дружески, похоже, распив чаю с арендодателем, знакомой по участку, постарался максимально обелить виновных в них. Факт взлома злоумышленниками входной двери в снимаемое помещение он проигнорировал. Полностью. Как рядовое событие, не достойное даже упоминания. «Проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц» по мнению майора полиции в России не возбраняется. Дальнейшие же действия неустановленных лиц ворвавшихся в помещение, квалифицированы им со слов арендодателя, как «просьба в настойчивой форме» освободить комнату «при отсутствии каких либо противоправных действий» в отношении арендатора. Не посчитал нужным дознаватель даже упомянуть в своем постановлении и об одностороннем отказе от исполнения обязательства, предварительном сговоре, самоуправстве, насильственном выселении из занимаемого жилища...

Вместо этого дознаватель почему-то сосредоточился на статье «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью». «Признаки преступления предусмотренного ст. 119 ч.1 УК РФ», пишет полицейский, в действиях арендодателя «и её друзей» отсутствуют «в виду того, что если и были высказаны… угрозы расправой… то, во-первых были высказаны они в устной форме и никакой реальности исполнения не имели, а во-вторых ни кем и ни чем не подтверждаются, кроме как показаниями самого» арендатора.

Такая, вот, в изложении российского правоохранителя благостная картина. Каким-то образом, пройдя сквозь закрытую изнутри дверь, «друзья» арендодателя с внешностью громил (как они описаны в заявлении арендодателя) ласково, не прибегая к письменным угрозам, убедили его «добровольно» освободить помещение, занимаемое на законном основании. По-хорошему, по-доброму, без всякого насилия над личностью, целиком и полностью в рамках правового поля. Никаких, вам, нарушений основных, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения права человека,[vi] основ конституционного строя, Гражданского Кодекса. Да, выбросили человека на улицу. Ну и что? Не убили, ведь, не покалечили (и даже письменно не пригрозили!) – вот, и ладно, и хорошо. Незачем было и огород городить: нагло являться, видите ли, с вещами в полицию, придумывать ей работу в виде поиска и наказания виновных, защиты каких-то одному ему ведомых своих «попранных прав».

Кстати, оценку дознавателем последнего аспекта понять трудно. В тексте постановления майора полиции сказано, что в действиях арендодателя «и её друзей отсутствуют признаки ст. 330 УК РФ, в виду причинения своими действиями существенного вреда» арендатору. Если существенный вред причинен, то почему тогда отсутствуют признаки самоуправства? Или же существенный вред арендодателю, по мнению правоохранителя, причинен не был? Но если бы друзья арендатора ворвались в его жилище и, грозя расправой лишь устно и без свидетелей, безнаказанно выбросили его с вещами на улицу? Расценил бы это майор полиции, как не причинение ему «существенного вреда»?

Однако выбросили не его, а арендатора, т.е. «недогражданина». Прибегнув к привычной российской полиции уловке для оправдания собственного бездействия, – формулировке об «отсутствии в деянии состава преступления», правоохранитель в возбуждении уголовного дела отказал. Заместитель начальника 2 ОП МУ МВД России «Имярекское» его постановление охотно подписал. Имярекская городская прокуратура в ходе проверки по жалобе арендатора о законности принятого решения установила, что указанное «решение органом дознания вынесено незаконно и необоснованно и подлежит отмене», поскольку, в ходе проверки не дана оценка действиям лиц выселявших арендатора по ст. 139. Нарушение неприкосновенности жилища УК РФ.

 Полиция на это сказала: «Тьфу, на вас!» То есть провела новую «проверку» и опять отказалась возбуждать дело. Вновь увидев «отсутствие в деянии состава преступления». В ход опять пошла прежняя аргументация, слово в слово повторенная, что касается, ст. 119, отчего-то приплетенной к делу предыдущим дознавателем. Уточнение коснулось лишь статьи о самоуправстве: существенного вреда арендодателю, по мнению полиции, причинено не было – жить на улице, считает полиция, не вредно.

Появилось, впрочем, в обосновывающей части постановления и нечто новое, достойное цитирования в качестве ярчайшего образца правовой безграмотности и правового беспредела российских «правоохранительных» органов. По официальному мнению полиции, заверенному печатью и подписью заместителя начальника 2 ОП МУ МВД России «Имярекское» майора милиции А.В. Имярек в действах арендодателя «отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ, поскольку квартира по указанному адресу принадлежит ей на основании права собственности, в связи с чем, она имеет полное право распоряжаться ей».

Вот, так: полное право! В Российской Федерации, считает Имярекская полиция, любой хозяин жилища плевать может на Конституцию, Гражданский Кодекс, договорные отношения, права человека, обязанность государства их признавать, соблюдать и защищать! С высокой горки! Плевать, плевать и плевать! Потому, как собственник.

Самое печальное, что с такой позицией внутренне солидарна и прокуратура. Заместитель Имярекского прокурора признался арендатору, что в ходе беседы с прокурором они пришли к мнению, что если бы проникновение в жилище и насильственное выдворение «произошло в гостинице, общежитии, то тогда, конечно, это было бы грубым нарушением, а так, ведь, в частном жилье…».

Каково же сейчас положение в государстве, глава которого поставил цель создать реальные условия для решения жилищной проблемы?

Таково, что российские «правоохранительные» органы знать не знают, а, точнее, упорно не желают знать, что

 - «жилое помещение может выступать объектом как гражданских, так и жилищных правоотношений… следует иметь в виду, что гражданское законодательство в отличие от жилищного законодательства регулирует отношения, связанные с владением, пользованием и распоряжением жилым помещением как объектом экономического оборота (например, сделки с жилыми помещениями, включая передачу в коммерческий наем жилых помещений)». А «регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации;[vii]

- «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации» (ст. 15);

- «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ст. 17 Конституции РФ).

И таким правом каждого россиянина является право на жилище. В том числе, подчеркнём вновь, занимаемого на основании договора коммерческого найма жилых помещений частной формы собственности.

Какое же «право» охраняют наши «правоохранительные» органы? Массово и безнаказанно нарушать закон, Конституцию, Гражданский Кодекс? Право делать бесправными миллионы и миллионы россиян?

Можно ли создать реальные условия для скорейшего решения жилищной проблемы в России при таком отношении к правам арендаторов жилья?

Что делать? Куда деваться?

  

Возвращая право

Немного о Москве.

Столица России – это не только место крупнейшего сосредоточения россиян, временно проживающих в местах наличия работы. Это и место, где социальная справедливость, ущемление их прав в сравнении с гражданами, имеющими регистрацию по месту жительства, попирается наиболее явно, вызывающе. В Москве большой набор социальных льгот. Однако право на большинство из них даёт социальная карта москвича, которую можно получить лишь при наличии регистрации по месту жительства сроком не менее 10 лет. Россияне, живущие в Москве и исправно платившие налоги в городской бюджет по 10 и более лет, т.е. фактически являющиеся жителями Москвы с подобным стажем, по причине отсутствия регистрации по месту жительства получить социальную карту москвича не могут. Хотя по справедливости заработали её своим легальным трудом. Такие граждане России продолжают исправно платить налоги, переплачивать вдесятидорога за жилье и не признаваться заслужившими получать московские льготы, оплачиваемые из их кармана.

Столице социального государства, «политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» такое положение не к лицу. По справедливости граждане России, участвующие в формировании бюджета города 10 и более лет, вправе пользоваться льготами наряду с теми, кто является жителем Москвы согласно штампу в паспорте (при том, заметим, что далеко не все из последних платят или платили в прошлом налоги в городской бюджет).

Подведём итог.

Беззатратным и исключительно быстрым и эффективным способом создания условий для реального решения жилищной проблемы в России является осуществление следующей политики.

 

  1. Российское государство всей своей мощью обязано начать реально защищать и восстанавливать нарушенные гражданские права арендаторов жилья любой формы собственности, в том числе частной.
  2. Российское государство должно перестать перекладывать свою вину на невиновных. Государство не вправе наказывать российских граждан, не имеющих жилплощади по месту жительства или пребывания, за отсутствие у них соответствующей регистрации. Регистрация – это обязанность юридического или физического лица, имеющего или предоставляющего жилплощадь. Штраф такого лица за отказ регистрировать на предоставляемой им жилплощади необходимо увеличить кратно (по крайней мере, в два раза).
  3. С целью восстановления принципа равноправия граждан перед законом, снятия помех для осуществления ряда гражданско-правовых действий государству следует разрешить регистрацию по месту пребывания по месту работы, в управлении социальной защиты (для инвалидов, пенсионеров, неимущих), подобно тому, как это разрешено делать в воинских частях[viii]. С точки зрения, как обеспечения безопасности, так и противодействия коррупции это гораздо выгоднее и эффективнее фальшивых регистраций в «резиновых квартирах», мошеннических организаций или вследствие подкупа должностных лиц государства.
  4. Столице государства г. Москва необходимо восстановить социальную справедливость в отношении россиян, участвующих в формировании городского бюджета: в социальной сфере приравнять уплату налогов в городской бюджет с наличием регистрации по месту жительства.

Выборы отгремели. Следующие, через два года, особой интриги не обещают. Так что о правах «народным избранникам» можно, как это у нас принято, временно позабыть. Верх оптимизма ждать, что правящая партия что-нибудь сделает для решения жилищной проблемы в России в материальном плане. Однако что ей мешает хотя бы навести элементарный порядок в сфере жилищного законодательства и его правоприменения?

 

Геннадий Благодарный,

гражданин России


[i] Ст. 2, ст. 7, ст. 40.

[ii] Ст. 6, ст. 19 Конституции РФ.

[iii] Ст. 1 Конституции РФ.

[iv] Ст. 25, ст. 40 Конституции РФ, ст. 310 ГК РФ

[v] Ст. 139 ч. 2, ст. 35, ст. 330 ч. 2, ст. 33, ст. 159.4 УК РФ.

[vi] Ст. 17 Конституции РФ.

[vii] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 г. Москва.

[viii] В настоящее время к регистрации россиян государство относится даже строже, нежели к иностранцам. Последних граждане России могут ставить на миграционный учёт, имея лишь регистрацию по месту пребывания.

 

© 2017, Геннадий Благодарный. Все права защищены. Использование в СМИ разрешается только с согласия автора.

Добавить комментарий

Запрещается использование нецензурных и хамских выражений, использование комментариев для рекламных целей.


Защитный код
Обновить

>