В Духе и Истине

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Богослужение в храме

«Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему

должны поклоняться в духе и истине»

(Иоан.4:24)

Иисус отвечал ему: первая из всех заповедей: «слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый; И возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею» (Мк. 12:29).

Вовсе не случайно, говоря о том, как надо возлюбить Господа Бога своего, Христос прибегнул к перечислению. Человек, индивидуальность его – отнюдь не однородное целое, как то по привычке представляется многим, не имеющим привычки задумываться о своей сути, но сложный агрегат. Не подтверждая, но и не опровергая воззрений индийской философии, утверждающей, что человек состоит из семи отдельных тел, Библия говорит, что «полнота» человека заключается, по крайней мере, в трёх его составляющих. В Ветхом Завете об этом упоминается образно: в ковчеге Ноя, в котором спаслись прародители нынешнего человечества, были устроены «нижнее, второе и третье жильё» (Быт. 6:16). В Новом Завете – прямо: «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целостности да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес. 5:23). О троичности человека говорят и мыслители и учёные. Так в философии И. Фихте говорится о трёх «Я»: «абсолютное Я», чистое «Я» и «эмпирическое Я». В психоанализе З. Фрейда – о бессознательном «Оно» (область влечений), сознательном «Я», сдерживающем импульсы «Оно» и «Сверх–Я» (область этики).

Из-за того, что человек существо сложное, разнородное, противоречивое, верить и поклоняться возможно различными способами, различными частями себя.

Можно, как это делают большинство из «новообращённых», в особенности, из высокопоставленных бывших и настоящих коммунистов, «верить» и поклоняться (уже без кавычек) лишь плотью, физическим телом, только «крепостью своей». То есть чисто формально, механически, не задействуя огромные ресурсы души и духа, более или менее добросовестно выполнять положенные предписания, установленные ритуалы. В положенное время исправно посещать церковь, ставить свечку, святить воду, бубнить со всеми, не вникая в суть, молитву. Но при этом буквально ни в грош не ставить всю эту «клоунаду» «поповщины», как очень «мило» любил изъясняться один «вождь», очень любимый до сих пор многими. Или же, в лучшем случае, имея внутри себя какую-то пусть начальную искорку веры, тем не менее, ни на секунду не забывать о насущных, неотложных делах, духом и душою пребывать не с Богом, но всецело – в миру. Даже осеняя себя крестным знамением, даже показно воздевая, припав на колени, руки к небу.   Истинное  определение таких псевдоверующих людей —  религиозные (не верующие). Форма их религиозности — внешняя, показная. Степень религиозности — низкая.

Можно – и также вовсе не трудно – «верить» умом. Определенная часть интеллекта, т.н. низший разум – это служебно-руководящий орган, как плоти, так и души, своего рода диспетчер, оперативный дежурный такой бесконечно сложной системы, как человек (около 100 триллионов клеток, каждая из которых – своего рода химический комбинат). Сей диспетчер бесстрастно анализирует ощущения, оперативно откликаясь на них, пользуясь формальной логикой, выносит суждения, дает душе рекомендации. Последней может быть «поклонение Господу».

«Вера разумением» чаще всего «негативна» по происхождению – она основана на страхе за будущее неминуемое воздаяние. И корыстна по сути – подпитывается расчетом на награду за внешне праведный образ жизни. Такая «вера» – холодна, рассудочна, внешне молчалива: «ибо от избытка сердца говорят уста» (Мат. 12:34). Она бесконечно далека от той, которой жаждет от нас Господь. Но является положительной хотя бы в том плане, что служит предостережением против совершения зла.

Религиозные (но не верующие) только «разумением» – классические примеры т.н. «теплых», участь которых быть извергнутыми из уст Господа (Откр.3:16). Один известный современный проповедник сказал о такой «вере» следующим образом: «Многие люди исповедуют веру во Христа и в Библию, но их вера только в уме, это только интеллектуальное принятие определенных фактов и учений... она не производит жизненно важных изменений в тех, кто ее исповедует». Форма  религиозности таких людей  — интеллектуальная. Степень религиозности — от низкой до средней.

Вера душою – чувство, или лучше сказать, состояние гораздо более сильное, глубокое, искреннее. Те, которыми на счастье их оно овладевает, поклоняются Богу нелицемерно, жаждут Его общения, благословения, Промысла, вроде как боятся Его гнева. Однако, как правило, пребывают при этом в практически полном невежестве относительно истинного Слова Божия (не говоря уже о сокровенных Его глубинах), не чувствуют Его духа (с маленькой буквы, т.е. отличительных, важнейших особенностей). И, всею душою оставаясь привязанными к земле, привносят в Слово и замещают Его личностным, суетным, от души исходящим духом понимания. О таких людях говорят, что проблема их – «духовное косоглазие»: одним глазом они смотрят на обетования Господа, а другим – в каком-то ином направлении.

Такие «верующие» (в данном случае кавычки уже менее оправданы) наряду с любовью к Богу, могут совершенно спокойно, как должное, не только давать в своей душе приют и оправдывать, но и лелеять, как родных и милых сердцу, массу противных Богу черт. Таких как злоба, ненависть, алчность, лживость, несправедливость, чванство, зависть, гневливость и т. д. и т.п. Душевно верующие способны верить тьме самых нелепых суеверий, уважительно относиться к ненавистным Господу «прорицателям, гадателям, ворожеям, чародеям, обаятелям, вызывающим духов, волшебникам и вопрошающим мертвых» (Втор. 18:10, 11). В молитве могут страстно, со всем пылом души, желать ближнему своему неудачи, зла и даже смерти, а себе – успеха в сомнительных и даже явно предосудительных махинациях, возвышения над людьми и власти любой ценой. Могут искренне почитать материальное богатство, как наивысшее благо, «должную» им награду за их «праведность»... Форма  религиозности таких людей  —  поверхностно внутренняя. Степень религиозности —   средняя.

И совсем иное дело – вера сердцем. Сердце – это средоточие человека, тот орган, где встречаются и переплетаются друг с другом, мирно сосуществуют все части его. В том числе столь разнородные, столь противоположные по своим устремлениям, как дух и плоть. И поэтому Христос любовь сердцем ставит на первое место. Ибо сердце – единственное место, где истинное, высшее «Я» человека проявляет себя не робкими, едва слышными позывами, но явственно и властно, так как это – обитель, накопитель и генератор духа на земле. Верующий сердцем — истинно верующий.

Однако помимо сердца в Человеке существует и высший разум, сфера деятельности которого – интуиция, озарение, ибо он является, по сути, приемопередатчиком духовных волн. Последние слабы, точнее, неназойливы и душевным человеком не ощущаются и не излучаются, как, к примеру, напрямую не ощущаются человеком и радиоволны. Заметим, что в акустике существует эффект т.н. маскировки звука – полная невосприимчивость человеческим слухом звуковых колебаний с существенно меньшей амплитудой с одновременно звучащими. Аналогичным образом, в обычном состоянии обычного человека духовные колебания «маскируются», т.е. фактически забиваются гораздо более ощутимыми воздействиями физического плана —  окружающая среда, плоть и душевного — эмоции, деятельность формально-логического разума. По этому поводу в апокрифическом, т.е. не вошедшем в канон Библии тексте «Премудрости Сираха» говорится: «Тленное тело отягощает душу, и эта земная храмина подавляет многозаботливый ум» – Прем. 9:15.

Но стоит убрать эти «шумы», как дивная мелодия духовной музыки начинает звучать в сердце человека во всей ее силе благодати. И тем, кому посчастливилось хоть раз услышать чистый, сильный и прекрасный голос духа, – не пробивающегося с трудом сквозь какофонию шумов чувственности, но исполняющего волшебную партию сольно и в сопровождении ликующего слаженного оркестра – тем избранным, которыми при желании могут стать все, больше не приходится сомневаться в существовании духа, его живом и непосредственном воздействии. Ибо эти счастливчики ощущали (и ощущают!) его так же явственно, как слышна в радиоприёмнике речь и музыка, преобразованные из таинственных, неуловимых человеческим ухом, радиоволн.

Таким образом, верить духом значит отрешиться от всего поверхностного, наносного, пригибающего к земле – плотского и душевного – и полностью открыться, довериться, отдаться и посвятить себя Богу и только Ему. Взыскивать Его не только «всею душею» (и «всем разумением и всею крепостию»), но и «всем сердцем». И только в этом случае можно найти Его. (И только после этого в принципе, можно исполнить другую важнейшую заповедь, «подобную первой», – «возлюбить ближнего своего как самого себя» – Втор. 4:29.)

Но полностью посвятить себя духовному – не означает, к сожалению, автоматически посвятить себя Богу. Ибо есть и злой дух, способный творить чудеса и «великие знамения» (Откр. 13:13,14). Инквизиторы – яркие примеры тех, которые в яростном заблуждении своем, всем пылом духа отдавались Клеветнику, превращаясь в верных его слуг, одних из главных проводников зла на Земле.

Потому данное нашим Спасителем предупреждение сурово и актуально: «тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь» и «широки ворота и пространен путь, ведущие погибель» (Мат.7:13). Мало (и даже опасно!) верить только Духом: «Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов; от Бога ли они» (Ион.4:1).

Мало веры страстной, всепоглощающей, но не истинной. Веры кем-то сознательно (вовсе не важно, исходя из каких помыслов: худых или благих) подкорректированной. Или слепой, невежественной, «приблизительной», переданной по наследству. Мало веры во «что-то» или в «кого-то» на Небесах: не обременяя себя трудом досконально, насколько то возможно человеку, знать Слово Божие, не пытаясь проникнуть в сокровенные глубины Его, не стремясь прочувствовать Его Дух –  всё то главное, что сцепляет веру в единое, гармоничное и непротиворечивое целое.

Дух Христианства – любовь. Верить надо в «духе и истине». В духе собственном, человеческом: в состоянии полной поглощенности любви к Господу и к ближним своим. В духе Христианства: осознавая, признавая и поклоняясь божественной любви как главной цели, благу и средству достижения полноты веры. И в истине: твердо зная, чувствуя, уверенно различая, что от Бога, а что – от лукавого. Что благоугодно Ему, что – гневит. Что – духовное, а что – душевное (1 Кор 2:14). Кто – пастырь добрый, а кто – вор и разбойник» (Иоан. 10:1).

А возможно сие – в идеале, к которому надо стремиться[1] – лишь при вере осознанной, зрячей: со снятым «покрывалом с лица» (2 Кор. 3:13-18), и «просветлёнными очами сердца» (Еф. 1:18). Вере, регулярно проходящей беспристрастную проверку «всем разумением твоим»: «Испытывайте самих себя, в вере ли вы? Самих себя исследуйте», – призывает нас Апостол Павел (2 Кор. 13:5).

И сие снятие покрывала «с лица сердца» укрепляет веру, соделывая ее верой в «духе и истине», ибо основывает не на «песке», но на «камне», который есть Христос (Мат. 7:24-27).

Святой праведник о. Сергий
Святой праведник о. Сергий

 


[1]«Мнение — это, конечно слишком мало, но знание - слишком много»,— говорил мудреный, но богобоязненный И. Кант.

 

 © 2016, Геннадий Благодарный. Все права защищены. Использование в СМИ разрешается только с согласия автора.

Добавить комментарий

Запрещается использование нецензурных и хамских выражений, использование комментариев для рекламных целей.


Защитный код
Обновить

>